CleanTheme

Put here an image with your slogan

Get Our RSS
Главная Жизнь От молекул к Жизни
От молекул к Жизни

От молекул к ЖизниТеперь мы знаем, как из лабораторных исследований, так и из данных, полученных в обсерваториях, что, казалось бы, губительные для жизни условия глубокого Космоса, являются источником сложных органических соединений, которые ежедневно метеориты и космическая пыль приносят на нашу и, видимо, другие планеты в Космосе.

Рассматривая появление жизни на планете под таким ракурсом, мы видим, что снабжение Земли аминокислотами, хинонами, водолюбивыми капсулами и другими компонентами межзвездной органики создают достаточно условий для пышного расцвета жизни или, по крайней мере, для облегчения ее появления. Возможно, из космических аминокислот и были построены первые протеины и «водолюбивые» соединения, которые, за счет «встроенных» в них хинонов, обладали способностью поглощать свет.

Естественно предположить, что молекулы, буквально свалившиеся с неба, были первым космическим десантом, с которого началась жизнь на Земле. Так что аминокислоты из Космоса, попавшие в первичный бульон в достаточном количестве, сделали возможным этот первый шаг зарождения жизни.

Со временем эти простые реакции, видимо, стали основой тех реакций, которыми сейчас управляют протеины в реакциях сложного биологического синтеза.

Попав в условия, в которых оказалось возможным довести эту сложную биохимию до конца, эти зародыши даровали Земле возможность эволюции.

Конечно, огромная пропасть лежит между даже самым сложным органическим комплексом и генетическим кодом, метаболизмом и самовоспроизводством, которые являются краеугольными камнями в жизненных процессах, на что и ушли миллионнолетия эволюции планеты.



Но если описанный способ зарождения жизни на Земле справедлив, то естественно предположить, что аналогичная ситуация уже не раз возникала в Космосе и неоднократно приводила к возникновению и развитию жизни на других планетах.

Необъятная распространенность сложных органических молекул в Космосе в сочетании с открытием планет в других звездных системах еще больше убеждает, что наша планета не единственная, на которой могли образоваться подходящие условия не только для возникновения жизни, но и её полного расцвета

 

В двух предыдущих номерах журнала мы познакомили читателей со сделанными, в основном американскими учеными, удивительными открытиями, которые проливают свет на тайну зарождения жизни на Земле.

Оказывается, что, как и миллиарды лет назад, так и сейчас в Космосе возникают удивительные ситуации, приводящие к появлению зародышевых форм жизни. В необъятных его просторах перемещаются огромные захоложенные до космических низких температур туманности, состав которых крайне примечателен. Основную массу составляют малюсенькие очень хитро устроенные частицы.

Ядром таких частиц является либо кремниевая, либо углеродная микропесчинка, на которой наморожен тонкий слой льда, содержащий простые углеродные соединения типа окиси углерода, аммиака и т.п.

Таким образом составленные туманности невероятных размеров, превышающих размеры Солнечной системы «бродят» по Космосу.

Время от времени они заходят в зону образования звездно–планетарных систем, как это произошло около 4 миллиардов лет назад на заре образования Солнечной системы.

Формирующиеся звездные системы — это раскаленные сгустки материи, постепенно превращающиеся в систему состоящую обычно из одного светила и нескольких планет, представляющих из себя постепенно остывающие космические тела, вращающиеся вокруг центральной звезды.

Драма формирования жизни разворачивается при столкновении космически холодной туманности с раскаленной звездно-планетарной системой. В первую очередь микрочастицы, хитрое устройство которых было описано раньше, подвергаются ультрафиолетовому облучению. Это облучение тем интенсивней, чем «моложе» звезда. Под действием интенсивного ультрафиолета простые углеродные соединения, замороженные в тончайших пленках льда на поверхности кремниевых или углеродных сердцевин, распадаются на свои составные элементы и, в силу крайне близкого взаимного расположения и невозможности разлететься, пересоединяются в заметно более сложные органические структуры, содержащие десятки атомов углерода. Более того, образуются такие органические молекулы, которые при контакте с водой, приобретают типичную форму капсул со свойствами клеточных мембран. Капсулы флюоресцируют, что говорит о наличии внутри них какой–то дополнительной органики.

Особенно интересно отметить, что в результате звездного облучения образуются и такие соединения, которые входят, как составные элементы, в огромное количество сложных, жизненно важных органических соединений. И последнее — образуются молекулы, которые способны осуществлять передачу порции энергии от одной химической структуры к другой, и запасать ее в конце концов в форме новых химических связей. Такие конструкции представляют собой особую ценность, так как они не только поглощают энергию излучения, превращая ее в химическую, но и, поглощая ультрафиолетовое излучение, защищают от него только что образовавшиеся сложные химические структуры, для которых это излучение губительно.

Получается, что ультрафиолетовое излучение, обрушившись на простые структуры и преобразуя их, тут же создает структуры, которые защищают результаты этого творчества.

Итак, попав под облучение на подходе к звездной системе и запасшись новой органикой, облако окутывает все небесные тела, на которых эта органика и оседает тем или другим способом.

Те из планет, условия на которых оказались подходящими, подхватывают эстафету жизни и несут ее вплоть до появления простейших существ, способных к самовоспроизводству.

Что же происходит, если в звездной системе к моменту столкновения еще не появились планеты с подходящими условиями? Оказывается все продумано и на этот случай. В результате столкновения туманности с еще раскаленной звездной системой никакой органики на планеты не попадает, точнее она сгорает, но на периферии образующейся системы остаются остатки туманности, которые сохраняют в своем составе наработанный зародышевый материал и в течение многих миллионов или даже миллиардов лет остатки туманности «прошивают» звездную систему такими образованиями как кометы, метеориты да и просто космическая пыль. Заготовленных зародышей такое великое множество, что его хватает, чтобы «заразить» жизнью планеты в течение многих миллионов лет (если не миллиардов).

Может ли кто–то подумать, что весь этот сложнейший механизм образования жизни на планетах образовался в Космосе случайно? Наверно кто–то может...

Сценарий, описанный выше, кажется настолько гармоничным и величественным, что, казалось бы, не остается места для малейшей дисгармонии. Действительно, все компоненты туманности идут в дело. Льдинки — это будущая вода планеты (расчеты, проведенные учеными, показывают, что количество воды, осевшее на Землю за все эти годы (миллиарды лет) соизмеримо с объемом океанов), углеродные соединения — это будущие организмы, углерод, из которого состоят некоторые сердцевинки микрочастиц, несомненно, пойдет в дело при строительстве множества будущих организмов.

Не совсем понятна роль кремниевых сердцевин некоторых микрочастиц, из которых состоят туманности. Невозможно допустить, что тот, Кто задумал и реализовал такую гениальную в своей простоте схему, использовал кремний лишь для того, чтобы из него со временем сделать песок для пустынь. Но не будем торопиться с оценками.



Небольшой экскурс в школьную химию.

Хорошо известно, что кремний, так же как и углерод четырехвалентен. Четырехвалентность углерода — это некоторое свойство симметрии, позволяющее атомам углерода образовывать химически устойчивые связи между собой. Это уникальное свойство и позволяет создавать сложнейшие молекулы, содержащие сотни и сотни атомов, организованных в сложные структуры, венцом которых является, по–видимому, хромосомы, содержащие наследственную информацию.

А что же кремний? Он ведь тоже четырехвалентен! У него тоже есть те же, что и у углерода, свойства симметрии, однако мы никогда не слышали и не видели, как мы думаем, кремниевых организмов. В чем дело? Ответ прост. Кремний не так активен, как углерод. Он в значительной степени «вещь в себе». Но всегда ли он так неактивен? Оказывается нет! При температурах порядка 1000 градусов и выше кремний «пробуждается» и становится таким же активным, как и углерод.

Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление.

Около 4–х лет назад в «Новом русском слове» в разделе «Предположения, гипотезы» или в каком–то подобном разделе была опубликована примечательная статья. К сожалению, ни названия статьи, ни имя автора память не удержала, но содержание врезалось в память.

Автор, он же главный герой повествования, рассказывает, что его отец в годы Гражданской войны сражался с басмачами в горах Средней Азии, вслед за Суховым «неся свободу народам Востока». Перипетии походной жизни не раз вынуждали отряд ночевать под открытым небом или в пещерах. Во время одной из таких пещерных ночевок отец автора заметки нашел выточенную из сердолика небольшую ящерку необыкновенно тонкой работы. Рассуждать о том, как такое изделие могло попасть в пещеру он долго не мог — труба звала. Ящерка ему чрезвычайно понравилась, и он бережно нес ее через все невзгоды военного времени. Однажды в бою он был тяжело ранен, пуля прошла в миллиметре от сердца. Всем было ясно, что он уже не жилец. С трудом нашел он силы попросить друга достать из вещмешка ящерку и положить ее на рану. С тем и забылся. Каково же было всеобщее удивление, когда на следующее утро он был не только еще жив, но и заметно лучше себя чувствовал, а к концу дня мог сносно передвигаться. Рана зажила в считанные дни. Через несколько месяцев, после еще одного тяжелого ранения, он вылечился таким же чудесным образом.

В течение многих и многих лет ящерка была для него самой дорогой вещью и стояла на почетном месте на комоде.

Умирая, отец говорил сыну, чтобы тот берег ящерку, так как та «живая». Образованный сын посчитал, что у отца предсмертный бред, но ящерку хранил и даже взял ее с собой в иммиграцию.

Прошли годы, и однажды сын, перебирая старые фотографии наткнулся на фотографию отца с ящеркой. Его как–будто током ударило — положение лапок и головы ящерки на фотографии были несколько другими, чем он помнил. Он срочно нашел ящерку среди старых вещей и... сомнений быть не могло. Лапки и голова были в другом положении!

Действительно голова пойдет кругом. Сын взялся всерьез изучать свойства кремния и выяснил, что... — мы уже писали об этом — свойства кремния при высоких температурах идентичны свойствам углерода при наших нормальных температурах. Он был потрясен и на волне энтузиазма раздобыл где–то и установил дома не очень мощную тигельную печь, поставил в нее ящерку и ушел на работу, рассчитывая, что, вернувшись вечером, увидит разогретую ящерку... Не тот–то было.

Все разговоры о чудесных свойствах ящерки и кремния вообще, добывание тигельной печи проходили на глазах у десяти — двенадцатилетней дочери, которой все это было крайне интересно. Она не смогла дождаться возвращения папы с работы и, вернувшись из школы, открыла дверцу печки. Оттуда выбежала ящерка и побежала по полу, оставляя за собой горящий след. Девочка, надо отдать ей должное, оказалась не по возрасту сообразительной. Она схватила со стола графин с водой и выплеснула на ящерку. С небольшим взрывом ящерка разлетелась на кусочки.

Автор не описывает сцену объяснения с дочерью. В конце статьи он обращается к читателям с просьбой помочь ему найти спонсоров, чтобы организовать экспедицию в Среднюю Азию для поисков подобной ящерки.

Этот статья в НРС живо напомнил мне уральские легенды об огненных саламандрах, выбегающих из огня...

Но вернемся к основной теме.

Итак, сердцевины микрочастиц, из которых состоят туманности, — это какие–то соединения кремния. Эти соединения в условиях космического холода необычайно устойчивы и, естественно, никакое ультрафиолетовое или другое излучение в Космосе никакого воздействия на них не оказывает. Разумно предположить, что кремниевые соединения, образующие сердцевины микрочастиц исходно не так просты, как углеродосодержащие добавки в ледяных пленках, и могут быть исходно довольно сложными соединениями. Какова же судьба кремниевых соединений? Думаю, что многие читатели уже догадались.

В тех случаях, когда туманность сталкивается с еще не остывшей звездной системой, часть микрочастиц попадает на раскаленные планеты. Естественно, углеродная органика при этом выгорает, а кремниевая попадает в самые что ни на есть благоприятные условия. Ведь 1000 градусов для нее — это как нам легкий морозец. Естественно предположить, что начинает развиваться кремниевая жизнь, которая постепенно переходит вовнутрь планеты по мере остывания ее поверхности и образования коры. Интересно было бы сейчас поговорить с академиком, геологом и географом, Владимиром Афанасьевичем Обручевым (1863–1956), автором книги «Земля Санникова» о путешествии внутрь Земли. Профессиональные фантасты без удержу пишут все что угодно, но чтобы серьезный исследователь взялся писать такую фантастику... Может он знал что–то, да не решался говорить в условиях сталинской демократии...

Что же касается ящерки и огненных саламандр из уральских легенд, то, видимо, процессы горообразования, вулканические извержения магмы захватывают какие–то кремнеорганические образования с внутренней поверхности коры и, ломая их по пути, выносят на поверхность в виде драгоценных и полудрагоценных камней. Крайне редко небольшим организмам типа ящерки удается, видимо, пройти через такие катаклизмы неразрушившись.

Можно только повторить уже произнесенную ранее фразу: может ли кто–то подумать, что весь этот сложнейший механизм образования жизни на планетах образовался в Космосе случайно? Впрочем, кто–то, наверно, может...

Борис Калюжный (Балтимор)

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Голосования

Какая тема вас интересует
 

Кто на сайте

Сейчас 1 гость онлайн